Сайт Москалёва Юрия

Понедельник, 17.02.2020, 07:23

Главная » Статьи » Статьи

Мухаммед Али, или Бой за Аллаха

 

Мохаммед Али, или Бой за Аллаха

Внутренний мир многих боксёров отличается от имиджа, который представлен публике. Эти самоуверенные, грубые, свирепые на ринге и в предматчевых интервью бойцы в других обстоятельствах оказываются добрыми, тонко чувствующими, где-то ранимыми, порой глубоко философствующими людьми.

Величайший боксёр-тяжеловес ХХ века Мохаммед Али в этом смысле – ярчайший пример. Гениально исполняя на ринге роль «производителя нокаутов», «порхающего, как бабочка, но жалящего, как пчела», в своей внеринговой жизни он интересовался духовной философией, был вегетарианцем, занимался благотворительностью и придерживался религиозных норм морали.

Предлагаемый вашему вниманию материал – это выдержки из разговора Мохаммеда Али с индийским духовным философом, деятелем искусства и атлетом Шри Чинмоем во время их первой встречи 25 января 1976 года. Их разговор интересен и как пример гармоничного диалога двух разных культур: индийской и исламской. Шри Чинмой, не был мусульманином. В своих многочисленных книгах, интервью и лекциях для обозначения высшей силы и реальности жизни он использовал слова «Истина», «Свет», «Бог», «Всевышний»… Но в разговоре с Мохаммедом Али он проявляет смирение, используя слово «Аллах».

Мохаммед Али: ...«Золотые Перчатки» (престижная награда в мире бокса - прим. редакт.) были моей главной целью. Я получил их. Я был боксёром-любителем на Олимпиаде и затем стал профессионалом. Я получил всё – деньги и так называемую известность – но по-прежнему не чувствовал удовлетворения. Что-то было потеряно... Еще в детстве я осознавал, что что-то не так в этом мире и моей целью стало помогать нашим (чернокожим - прим. ред.) людям. Теперь я хочу помогать всем людям независимо от их национальности, религии и цвета кожи. В детстве я плакал по ночам. Заливался слезами, думая о Боге, любви к Богу, от того, как я хотел помогать людям, от желания, чтобы как можно больше людей увидели то, что они потеряли... Однажды я зашёл в одну мечеть в Майами, во Флориде и услышал Исламское учение... Если бы не это, я бы не говорил сейчас с вами... Вы захотели увидеться со мной, потому что вы прочитали обо мне. То, что вы увидели и почувствовали во мне – это Ислам...

Почему я такой? Почему я велик? Почему меня приветствует мир? Почему я симпатичен таким людям, как вы? И почему я признаю вас? Благодаря этому Исламскому учению. Я заработал 37 миллионов долларов за прошедшие пять лет, и у меня контракт на 25 миллионов долларов на этот год. Но я могу отказаться от всего этого, от чемпионского титула без борьбы ради дела Бога и помощи простым людям…

Шри Чинмой: Почему вы разговариваете с соперниками во время боя? Разумеется, если не хотите, вы можете не отвечать на этот вопрос.

Мохаммед Али: Не думал, что это заметно.

Шри Чинмой: Я прочитал вашу автобиографию и из неё узнал об этом.

Мохаммед Али: В поединке, когда страх покидает вас, он входит в вашего противника. Когда я демонстрирую уверенность, это ослабляет соперника. Например, во время боя с Джо Фрейзером я сказал ему: «Тебе меня не одолеть: ты слишком уродлив. Ты слишком уродлив, чтобы быть представителем тёмнокожих людей. Чемпион должен быть красивым, как я. Я красивый, а ты уродлив». Это бесит его. В гневе он теряет голову и бдительность. Боксируя с тем или иным соперником, в клинче, при сближении я могу сказать: «Сегодня тебе меня не победить. Я сражаюсь за Бога, я работаю на Бога. И Бог со мной. Я слишком силён для тебя». Это вызывает в нём страх. Он охвачен беспокойством. И это облегчает мою работу.

Но иногда я говорю вещи, которые выводят из себя противника. Например: «Посмотри на прекрасную девушку, которая сидит вон там. Она увидит, как я побью тебя». Эта говорится для того, чтобы отвлечь его мозг от борьбы и разочаровать его. Вы знаете, когда человек по-настоящему злится, он не может думать. Я же держу голову холодной. Понимаете, когда говорю с ним, я ослабляю его. Я говорю примерно следующее: «У тебя нет шансов. Ты слишком уродлив, чтобы быть чемпионом мира. Я не позволю тебе победить сегодня; ты слишком уродлив». Это психологическая вещь…

Я нокаутировал Джорджа Формана в Африке. Когда буду биться с ним снова, скажу ему: «Я нокаутирую тебя и сегодня. Но это займёт не семь раундов. Это случится в четвёртом раунде». И когда наступит четвёртый раунд, подсознательно он будет стараться доказать, что я неправ. Что говорю – зависит от того, с кем боксирую. Это тоже реклама. Промоутеры платят мне один миллион американских долларов за то, что я развлекаю толпу. Со всеми вычетами остаётся триста тысяч. И эти деньги я использую для помощи людям. В Нью-Йорке – слышали ли вы об этом – был дом престарелых, который разорился.

Шри Чинмой: Да, я читал об этом в газетах.

Мохаммед Али: Им нужны были сто тысяч долларов, и я дал им сто тысяч, а иначе сорок пять стариков оказались бы на улице. Моё сердце не могло позволить, чтобы такое случилось с этими пожилыми людьми. Мы все однажды состаримся, и я не мог позволить, чтобы эти старики оказались на улице. Я стараюсь делать много пожертвований: школьные автобусы, реабилитационные центры для наркоманов, решаю другие проблемы, которые есть у чёрной Америки. Я стараюсь помогать, но у меня немного денег. Сейчас у меня пустой кошелёк, потому что я отдал нуждающимся всё, что мог.

Я хочу сделать как можно больше сейчас, когда я на вершине, пока я интересен людям. Мои интервью, стихи, увёртки, предсказания раундов – за всё это мне платят промоутеры. Я прочитал в книге Хазрата (известный исламский философ - прим. ред.), что человек без воображения приземлён. У него нет крыльев. Он не может летать. Нужно иметь воображение, чтобы начать путешествие, чтобы знать, в какие страны вы хотите поехать. А без воображения человек стоит на месте. Например, в Индии, где вы родились, есть люди, которых вы знаете с детства и которые, возможно, до сих пор сидят на улицах и ничего не делают, в то время как вы путешествуете по миру. А все потому, что у вас есть воображение.

 

Шри Чинмой: Воображение – само по себе является миром. Это реальность. Только мы не живём в этом мире-реальности. Мы чувствуем, что воображение это что-то у нас в уме, галлюцинация. То, что вы говорите, – так истинно, абсолютно истинно. С духовной точки зрения, воображение – это реальный мир, который мы пытаемся вывести вперёд.

Мохаммед Али: Верно!

Шри Чинмой: Этот мир внутри нас.

Мохаммед Али: Так что эти разговоры на ринге – это только один из приёмов, чтобы привлечь публику, газетчиков. Это привлекает людей, у которых есть деньги, чтобы покупать билеты на мои бои, и у меня появляется доход, чтобы помогать людям, насколько возможно. Разговоры на ринге – это один из приёмов, выделяющих меня из боксёров.

Шри Чинмой: Большое спасибо, что вы так подробно ответили на этот мой вопрос. Ведь порой мы чувствуем, что во время разговора можем потерять свою силу концентрации. Вы концентрируетесь на том, чтобы сразить противника. Но когда вы говорите, вы можете потерять часть своей физической силы, ментальной силы. Но внешне вы – сама уверенность.

Мохаммед Али: Да, вы правы. И я не говорю много. Порой ситуация не располагает к разговорам. Иногда всё слишком напряжённо. Это больно, поэтому нужно быть серьёзным. Но Аллах благословляет меня, и я способен прочувствовать момент, когда следует сказать что-нибудь. Я не делаю этого без необходимости. Всегда есть причина.

Шри Чинмой: Я понимаю. Когда вам нужно собрать всю силу вашей концентрации, вы это делаете.

Мохаммед Али: Верно! Например, во время последнего боя с Фрейзером, я не разговаривал. Во время последнего боя в Маниле я также совсем ничего не говорил.

Шри Чинмой: В вашей книге глава о Маниле гораздо короче других.

Мохаммед Али: Вы хорошо изучили книгу.

Шри Чинмой: Мне она очень понравилась. Благородство вашего сердца меня по-настоящему затронуло. Когда вы проиграли Нортону, ваши менеджеры и другие люди не хотели, чтобы Нортон подошёл к вам. И в данном случае, лично для меня вы были истинным победителем, потому что вы разрешили ему прийти к вам в комнату. Вы сказали: «Это его день, пусть зайдёт». В глазах Бога, в глазах Аллаха вы были победителем. И в моих глазах вы были победителем, потому что благородство вашего сердца увидело, что он также сын Аллаха. Каждый человек есть Аллах, поэтому вы разрешили ему войти в вашу комнату.

Мохаммед Али: Верно, сэр.

Шри Чинмой: Когда я читал об этом, я был так тронут и так горд за вас. Вы были самим единством с Аллахом. Обычный человек так не поступил бы. Он бы сказал: «Нет, Нортон – мой злейший враг. Я не хочу его видеть». Но вы так не сказали. Команда соперника захотела показать, что он – победитель, а вы повержены, и они вас с ним сфотографировали. Это был их хитрый ход. Но, несмотря на то, что вы знали об этом намерении, благородство вашего сердца сказало: «Хорошо, я согласен. Сейчас Воля Аллаха – это моя воля». Это место в книге очень затронуло меня. В Сердце Аллаха вы – истинный победитель. Я говорю вам, истинный победитель, несомненно, вы, а не он.

Мухаммед Али: Аллах благословил меня победой над Нортоном через год. Я вернулся и победил.

Шри Чинмой: Так вам это удалось?

Мохаммед Али: Аллах благословил меня победой в ответном поединке.

Шри Чинмой: Вам это удалось! Вы победили его! Я читал о вашей уверенности в себе. Эта уверенность – уверенность Аллаха в вас, и вы предлагаете её человечеству всякий раз, когда говорите.

Категория: Статьи | Добавил: Moskalev (30.12.2016)
Просмотров: 282

Меню

Категории раздела

Поэзия [14]
Проза [2]
Статьи [27]
Другое [26]