Сайт Москалёва Юрия

Понедельник, 17.02.2020, 07:27

Главная » Статьи » Поэзия

Сюжеты «Махабхараты»
II. Поэзия

Сюжеты «Махабхараты»

Стихотворные изложения

(фрагменты)

 

Около десяти лет назад мне посчастливилось посмотреть видеозапись сюжетов из «Махабхараты» в постановке великого британского режиссёра Питера Брука. Ранее я с большим интересом читал несколько сокращённых изложений эпоса. Ясную и полную картину, пожалуй, даёт индийский стосерийный фильм, появившийся в конце прошлого века. Также моё внимание привлекла поэма «Наль и Дамаянти» в переводе Василия Андреевича Жуковского.

Не могу себе представить, как можно хорошими стихами детально пересказать этот самый древний и самый большой эпос (по объёму «Махабхарата» примерно в шесть раз больше «Одиссеи» и «Илиады», вместе взятых). Наверное, можно, если за дело возьмётся много поэтов. Я выбрал совсем немного сюжетов, особенно вдохновивших меня. Возможно, со временем перескажу что-то ещё, но пока чувствую, что мне было бы интереснее почитать изложения других русских поэтов, изложения в иной манере. Убеждён, храм русской поэзии станет ещё краше, если в нём появится фреска «Махабхарата» глазами русских поэтов».

Юрий Москалёв

 

Информационная справка.

«Махабхарата» состоит из более чем 100 тысяч двустиший. Основная часть этой эпической поэмы повествует о борьбе двух царских родов: Пандавов и Кауравов. Также «Махабхарата» содержит много мифов, легенд, басен, изречений, трактаты по вопросам права, морали, несколько поэм... Из «Махабхараты» мы узнаём о Шри Кришне, великом духовном Учителе, Йоге, Аватаре (проявлении Бога в человеческом теле), почитаемом в Индии так же массово и с той же иррациональной верой, как почитается  Иисус Христос на Западе.

Считается, что изложен этот эпос великим мудрецом Вьясой. Перед этим Вьяса молился Браме о способности воплотить своё поэтическое видение, и Брама посоветовал ему обратиться за помощью к сыну Шивы Ганапати. Ганапати поставил условие, что  запишет всё, что продиктует Вьяса, но только если мудрец будет диктовать непрерывно, без остановок. В ответ Вьяса попросил, чтобы Ганапати записывал только тогда, когда поймёт смысл продиктованного. Вьяса стал использовать сложные предложения, что позволяло ему, пока Ганапати раздумывал над ними, подготовиться к диктовке следующих предложений. Вот как писалась «Махабхарата»,  по мнению индусов.

 

Семейное древо.

Царь Сантану был женат два раза. От Ганги у него родился Бишма, а от Сатьявати Читрангада и Вчитравирья.

У Вчитравирьи было две жены: Амбика и Амбалика. У Амбики родился сын Дхритараштра, а у Амбалики – Панду. У Дхритараштры родилось сто сыновей, а старшего из них звали Дурьодана. У Панду родилось пять сыновей и старшего звали Юдхиштхира. Род Дхритараштры называют Кауравами, а род Панду – Пандавами.

 

Рождение Бишмы

 

Глаза, как звёзды, чёрная коса.

Переливается на солнце цветом карри

И бирюзы божественное сари.

Сияют, как рассветная роса,

Жемчужины браслетов, бус.

Сапфировая брошь у золотистой шеи…

Сантану онемел, дышать не смея,

Забыв про политических раздумий груз,

Смотрел, смотрел и вымолвил едва:

«Ты кто? А впрочем,

Не надо слов: твоя краса – ответ!

О Индра, жил я столько лет,

Не зная этих  рук, не глядя в эти очи?!

О дева неба, умоляю:

Всё для тебя! Мне стань женою!

Я – царь: не будешь знать со мною

Нужды, рутины… Уверяю:

Чудесен мой дворец!..

Смеёшься ты?..» «Меня простите:

Не кажется, что слишком вы спешите? –

 Едва увидели – зовёте под венец…

Я Ганга Деви». «Боже правый!

На берегу святого Ганга

Я повстречал богиню Гангу!

Скажи мне «да»! Всю власть, всю славу

Я возложу к твоим стопам

Как жертвоприношенье, безусловно!

Как тень, послушным буду, скромным,

Примером самым преданным рабам…

Нет, Ганга, годы, годы

Предчувствовал тебя и призывал…

Вдруг цель свою сегодня увидал

Перед собою, не за небосводом!..

Пожалуйста, пожалуйста, прекрасная!

Ни в чём отказывать не стану!..»

Встал на колени, как слуга, Сантану,

Коснулся стоп её. «Согласна я.

Но знайте, сразу же уйду,

Когда увижу возраженье

На то, что делаю…» «Сомненья,

Поверь, здесь лишнее: столь страшную беду

(Как твой уход) –  безумье допускать…»

И время счастья опьянило

Молодожёнов: «Ганга…» «Милый…» –

Не уставали повторять и повторять.

 

Рассвет. Сантану ликованье:

«Наследник родился! Мальчишка!

 

Куда ты в ночь несёшь сынишку?»

Ответ её, – как лёд, молчанье,

Тяжёлый взгляд. «Нет, нет вопросов».

Луна дрожит слегка в реке

И освещает вдалеке

Челнок рыбацкий. Тень утёса

На страже мрака, полной властью

Серебрянность не наделяет,

Её, как асур, пожирает

Незримой, ненасытной пастью.

Медитативно в Ганг царица

Глядит, неслышно «ОМ» поёт

И вдруг бросает на водоворот

Новорождённого. Крик птицы,

Цикадный треск, шакала вой

Перебивает стон Сантану,

Следившего из-за платана.

С ветвей взметнулись, чернотой

Блеснув на свете звёзд, вороны,

И на мгновения ночное

Многоголосье стихло, воем

Возобновилось. Мрачной кроной

Платан, как туча на стволе,

Мешает видеть млечный путь.

«Как будто нож вонзили в грудь…»  –

Скорбит Сантану. На скале

Сверкает старый гриф глазами.

Журчит, течёт, течёт вода.

Тускнеет за звездой звезда.

Краснеют горизонт, снегами

Далёкие вершины гор…

 

Семь раз царица отдавала

Младенцев Гангу, ритуала*

Как будто строгого держалась. Уговор

Нарушил царь, когда родился

Восьмой ребёнок. «Ты  – не мать,

Не человек!..»

 

Народ и знать

К дворцу спешили. Пар клубился

На кухнях царских, аромат.

Священники к богам взывали,

И трубы звонко приглашали

На государственный парад

В честь Бишмы и его победы

Над самым злобным из врагов,

Освободившей от оков

Пленённых, утвердившей Веды!

 

* Богиней реки Ганг была супруга Сантану Ганга. Она приняла человеческий облик, чтобы родить восемь детей. Они были восемь Васу – бессмертные, обидевшие мудреца Вашиштху. Вашиштха проклял их, и его проклятие состояло в том, что все они должны были родиться людьми и жить на земле. Васу уговорили богиню Гангу стать их земной матерью и сразу же после рождения утопить их, чтобы их земная жизнь была предельно короткой. Вашиштху согласился с этим условием для всех, кроме последнего младенца: он был главным обидчиком Вашиштхи. Этому последнему сыну Ганги и Сантану, Бишме, пришлось прожить на земле трудную и долгую жизнь великого воина

 
 

Яяти *

 

Через заросли крадётся

Тигр к берегу речушки.

Мирно квакают лягушки,

И щебечут птицы. Вьётся,

Тени, солнце отражает

Пробуждённая гюрза.

Голубая стрекоза

Над жасмином зависает.

Речка в русле каменистом,

Переливами прохлады

Ускоряясь к водопаду,

Льётся. Фыркает лучисто

Антилопа над водой.

Ястреб в высоте кружит.

Насекомых мир жужжит.

Медитирует святой

В стороне, в тени баньяна.

С сердцем в полном единенье,

Прошлое предав забвенью,

Медленно вдыхает прану**.

Солнце жаркое в зените.

Воин яркий на коне

Скачет к старцу о войне

Расспросить. «Покой храните.

В чём причина вашей ссоры?

Женщина? Богатство? Власть?»

Битвой не излечишь страсть».

«Враг отверг переговоры!»

«Ах, дитя, я много лет,

Будучи царём, сражался,

Правил, пировал, влюблялся…

В этих цацках счастья свет

Мимолётен, как зарница.

Искренне спроси себя:

Можешь ли принять любя

Эту жизнь, подобно птице,

Что порхает и поёт

Без дворцов, земель, правленья.

Разве мало наслажденья

В том, чтоб созерцать восход,

Тишине внимать и петь

Гимны Вед? Самораскрытье

Интересней всех событий!

В разочарованья сеть

Манит материальный блеск.

Спору нет: обороняйся.

Только не уподобляйся…»

Прыгнул тигр – ржанье, плеск,

Хрип, рычанье… «Этой твари.

Ненасытно чувственности, власти чрево, –

Вспомнил Яяти ту деву:

Сладкий взгляд, улыбку, сари… –

Жить в гармонии с душой – смысл жизни!» Пенье «Ом».

Отвалился глины ком,

Нависавший над водой.

Муть помчалась к водопаду,

Исчезая по дороге.

Медленная на пороге

Лучезарная прохлада,

Резко скатываясь вниз,

Брызжет, пенится, шумит.

Тигр дремлет и урчит,

Отобедав. Как на бис,

Повторяются лягушки,

Птицы, насекомых мир.

Тихой нотой входит в пир

Звуков леса плеск речушки.
 
 
*Один из предков рода Пандавов. Легенда гласит, что, будучи царём, он был проклят своим тестем преждевременной старостью. Но он мог вернуть себе молодость, если найдётся кто-то, кто согласится отдать ему свою молодость. Младший сын Яяти очень любил отца и отдал свою молодость ему. Яяти тут же отчаянно влюбился в апсару (небесную нимфу), женился на ней, но, в конце концов, пришёл к выводу, что чувственная жажда неутолима. От потворства ей она только усиливается, как огонь, если в него вливать масло. Яяти вернул молодость сыну, а сам ушёл в лес, где до конца жизни молился и медитировал.  


**Изначальная космическая энергия, дыхание источника вселенной


 

 

Яшода* и Кришна

 

Пыльный двор, мычит корова.

Сливки женщина взбивает,

Песню «Вишну» напевает,

Повторяя снова, снова:

«Вишну, Вишну, прикоснись

К сердцу, забери печали,

Уведи в Блаженства дали,

Взору моему явись»

Кришна, перестань, сынок!

Выплюнь, фу, грязнуля наша!

Землю не едят – не каша.

Вытирайся! На платок.

Ну-ка, ротик мне открой…

Ну, не балуйся… Ах! Ох!

Или ты, сыночек, Бог,

Или я – того … Закрой.

Дай глаза протру… Открой…

Правда! Не воображенье!..»

Смотрит Яшода в свеченье

Кришны рта, открыв и свой.

Боги, чудеса, светила,

Мириады рук и глаз,

Красоты поток, экстаз…

«Вся вселенная, вся сила!

Кришна, Ты же  – Аватар!

Воплощенье совершенства!

Лодка к берегам Блаженства!»

Пьёт Бессмертия нектар,

Игры мира созерцает

Полулёжа Вишну: стон,

Боль вселенной лечит Он,

Всех и вся благословляя.

 

*Приёмная мать Кришны

 

Утанка

Кришна, Кришна, дай воды», –

Молится мудрец Утанка.

В курте* рваной наизнанку,

Грязь свисает с бороды,

Появляется чандала**,

Предлагая пить аскету.

«Уходи, заслонщик Света!

Мне, брамину***, не пристало

Чашу брать из этих рук.

Это вроде кобры яда.

Нет, такой воды не надо!

Кришна, шлёшь не тех ты слуг!»

Вспышка света, аромат

Музыка небес звучит.

Кришна царственный стоит

Перед преданным. Закат

Багровеет в облаках,

В кудрях Кришны отражаясь,

На пере переливаясь,

В украшениях, в шелках.

«Индра это был с амритой****.

Поднимись, Утанка, выше

Чувства превосходства. Дышит,

Льётся неба гита*****

Через каждое созданье».

 

С той поры на жажды зов

Дождиком из облаков

(«Мегх Утанка» их названье)

Кришна может отозваться.

 

Радуга соединяет

Холмик с небом, вдохновляет

Сердце в высоту подняться.

 

*Индийская рубаха

**Неприкасаемый, человек из низшей касты (мусорщики, могильщики…)

***Человек из высшей касты (священник, учёный…)

****Нектар блаженства

***** Слово "Гита" (санскрит) переводится как "песня".


 


Курукшетра*

 

Флаги, пики, колесницы,

Кони, блеск щитов, слоны

С той и с этой стороны

Ждут момента, чтоб сразиться,

Воины двух родов: Пандавы

Во главе их Юдхиштхира,

Не желающий с ним мира

Дурьодана, Кауравы.

 

«Кришна, объясни, зачем

Эта битва бессердечная?

Горе, горе бесконечное

Только вижу. Кришна, чем,

Чем мы, люди, провинились,

Чтобы в этот ад входить?

Что мешает нам любить?

Как, когда мы покорились

Ненависти, смерти делу?

Кришна, там родня, друзья,

Бишма… Нет, не в силах я

В них вонзать гандивы** стрелы.

Я отказываюсь драться!

Лучше смерть, чем преступленье.

Я не дам себе прощенья,

Если я решу поддаться

Прежней жажде воевать.

Стоны матерей, увечья,

Мрак упадка… Бессердечье

Этого не оправдать…»

 

*Битва между Кауравами и Пандавами произошла между реками Джумна и Сарасвати, на поле Курукшетры. Это место ещё именуется местом Истины, Дхармы, поскольку здесь происходили бесчисленные религиозные жертвоприношения. Кришна и другие пытались разными способами уговорить Дурьодану не развязывать эту войну. Кауравам нужно было отдать Пандавам всего пять деревень, из всей той огромной царской собственности, которую Кауравы обманом отобрали у Пандавов. Но Дурьодана не шёл ни на какой компромисс, мечтая полностью уничтожить род Пандавов. Так что эта битва была неизбежна.

**Лук Арджуны, полученный от царя богов Индры.


 
Ветер расправляет стяг,

Прикреплённый к колеснице,

Жар сдувая с лиц. Искрится

Солнцем амуниций лак.

Кони топчутся, всё туже

Мускулы их ног, дрожат,

Будто вырваться хотят,

Кожу разорвав наружу.

«Что я слушаю?! Постой,

Сдаться просто так, без боя –

Что за выбор для героя?!

Арджуна*, ну что с тобой?!

Дурьодана не желает

Даже говорить о мире.

Друг, давай посмотрим шире.

Что тебя так удручает?

Смерти нет. Душа не может

Ни убить, ни быть убитой.

Тканями одежд покрыта

Человеческая кожа.

Но меняем мы одежду,

Если ткань нехороша.

Точно так же и душа

Поступает с телом. Между

Миром этим и иным

Твёрдой нет перегородки.

К небу путь такой короткий:

Каждый вздох исполнен им.

Не горит душа, не тонет.

Саблей ей не навредить.

И её не иссушить

Ветром жарким. Не затронет

Зло греха тебя, когда

Будешь просто инструментом

Высшей истины. Студентом

Карма-йоги* будь всегда!
 
Действуй, действуй, не желая

Действия плодов! К сомненьям

Непривязан будь, к волненьям,

На меня всё возлагая.

Этот бой – за проявленье

Истинности на Земле.

Нет, не смерть в твоей стреле –

Сила, Свет освобожденья

Духа жизни от оков

Мрака, беззаконья… Лжи

Узел, друг мой, развяжи!

Славу завоюй богов!»

«Кто ты, Кришна?» Звёзды, боги,

Тысячи миров священных,

Красок дивных несравненных,

Запредельные чертоги

Арджуна узрел в устах

Колесничего. Блаженство!

Исчезает верховенство

Мыслей, слабости, и страх

Отступил. Лишь свет и сила,

Бесконечность…
 
*Один из пяти сыновей Панду, великий воин и ученик Кришны. Библия индусов, «Бхагават- Гита» («Песнь Божественная»), – наиболее известная в мире  часть «Махабхараты». Она сообщает знание о духовной  природе мира, о Йоге, или науке о совершенствовании человека. «Бхагават-Гита» – это разговор перед сражением Арджуны и Кришны. Кришна принимал участие в этом сражении как колесничий Арджуны.

**Йога действия, обучающая тому, что через бескорыстную деятельность, деятельность ради воплощения и осознания истины и без ожидания вознаграждения человек превращается в божественную личность, личность, исполненную высшего счастья, мудрости и силы.


                                 «Я с тобой!

Арджуна, вперёд же!» «В бой!» –

Раковина возвестила.

Стрелы засвистели, звон,

Смерть несущий; храп коней,

Блеск кровавый пик, ножей,

Клубы пыли, брань…

 Как сон,

Как видение, Санджай

Видит аджной* Курукшетру.

Нет вне смерти даже метра.

«Господи, не отнимай! –

Сердце Дхритараштры** стонет.  –

Дети, дети, как же так?!

Дурьодана, всё не так!»

 

Солнце в горизонте тонет.

Звёзд сияние, луны

Побелили Дхармы поле,

Успокоив брани волю.

Воины, кони спят, слоны.

 

*Третий глаз, око оккультного видения

**Дхритараштра, отец Кауравов был слепым. Но он следил за битвой по рассказу своего колесничего Санджая, которому мудрец Вьяса даровал оккультную способность видеть сквозь стены и расстояния. Так что Дхритараштра и Санджай узнавали о событиях на поле битвы, не выходя из дворца.
 

Враг Юдхиштхиры

- Победа, Кришна, только нет

Внутри меня ни радости, ни мира.

  - Причина, дорогой мой Юдхиштхира, -

Не одержал ты главной из побед:

Твой главный враг по-прежнему живёт.

Годами ты его растил, питал

Общаться с ним не уставал.                    

   Но радость он твою крадёт.

- Какая новость?! Это кто же?!

Пригрел опасную змею,

Слепец, и не осознаю?

На протяженье лет! О Боже!

- Мой Юдхиштхира, из Пандавов

Ты – самый лучший, эталон

Высокой чести. Царский трон

Принадлежит тебе по праву.

Но должен я сказать нелестное:

Тебя терзает, как тиран рабыню,

Твоя несчастная гордыня.

Вернутся радость и покой небесные

С твоей победою над ней.

- Мой Кришна, Ты – Само Спасение!

Нет большего успокоения,

Чем Слово Мудрости Твоей!
Категория: Поэзия | Добавил: Moskalev (04.11.2010)
Просмотров: 1631

Меню

Категории раздела

Поэзия [14]
Проза [2]
Статьи [27]
Другое [26]