Сайт Москалёва Юрия

Понедельник, 17.02.2020, 06:54

Главная » Статьи » Другое

Стихи о счастье

Стихи о счастье

Коллекция мировой поэзии на русском языке

Классики и современники

(фрагмент)

 

Из предисловия

Люди сочиняют стихи тысячи лет. Написаны и опубликованы миллионы строк и стихотворений. Поэтому составителям поэтических сборников нередко приходится задумываться над тем, по какому принципу отбирать и объединять рассматриваемые произведения. В эту книжку вошли стихи, выражающие надежду, жизнерадостность, упоение красотой, любовь к жизни, вдохновение, стремление к гармонии и совершенству, добросердечие, чистоту, интуитивные прозрения и духовные откровения… Любовь и оптимистичное отношение к жизни  – единственное требование, которое  предъявлялось к стихам (разумеется, искусно сделанным), при подготовке этой книги. То есть по ритмическим, жанровым, национальным, историческим, религиозным и другим признакам выбор стихотворений не осуществлялся. Так что не удивляйтесь, дорогие читатели, тому, что в сборнике увидите стихотворения, написанные в разные эпохи и времена, в разных странах, разными авторами и в разном стиле. 

…Конечно, эта книга небольшая, и в ней должно быть гораздо больше классиков и современников. Она – лишь начало «разговора на тему», своего рода приглашение к авторам, знатокам и любителям поэзии коллективно создать большую антологию «Стихи о счастье». Если вас вдохновляет этот замысел, то, пожалуйста,  вы можете работать самостоятельно, создавая свою собственную подборку жизнелюбивой поэзии, или вступить в сотрудничество с нами,  присылая свои предложения на адрес y.mos7@yandex.ru.

 

Классики

Гомер

(Греция, VIII век до н. э.)

 Как стать счастливым? Короткий и ясный ответ от Гомера …

 

Илиада. Песнь девятнадцатая. Отречение от гнева

Но совершившееся прежде оставим в прискорбии нашем,

 Гордое сердце в груди укротим, как велит неизбежность.

Ныне я гнев оставляю решительно; я не намерен

Сердца крушить враждой бесконечною.

Перевёл Н. Гнедич.

 

Гавриил Державин

(Российская империя, XVIII – XIX вв.)

Гавриила Державина часто представляют как «старика Державина», благословившего Пушкина на литературный труд. Но на самом деле его надо представлять как автора классического стихотворения «Бог». Однако здесь есть риск нарушить закон РФ, запрещающий миссионерскую деятельность. Так что в этой книге от Гавриила Романовича только о пикниках...

Пикники

Оставя беспокойство в граде
И всё, смущает что умы,
В простой приятельской прохладе
Своё проводим время мы.
Невинны красоты природы
По холмам, рощам, островам,
Кустарники, луга и воды 
Приятная забава нам.
Мы положили меж друзьями
Законы равенства хранить;
Богатством, властью и чинами
Себя отнюдь не возносить.
Но если весел кто, забавен,
Любезнее других тот нам;
А если скромен, благонравен,
Мы чтим того не по чинам,
Нас не касаются раздоры,
Обидам места не даём;
Но, души всех, сердца и взоры
Совокупя, веселье пьём.
У нас не стыдно и герою
Повиноваться красотам;
Всегда одной дышать войною
Прилично варварам, не нам.
У нас лишь для того собранье,
Чтоб в жизни сладость почерпать;
Любви и дружества желанье 
Между собой цветы срывать.
Кто ищет общества, согласья,
Приди повеселись у нас;
И то для человека счастье,
Когда один приятен час.

 
Шиллер 
(Священная Римская империя, Веймар XVIII-XIX вв.)

Думается, для всех составителей антологий «Стихи от счастья» немецкий классик Иога́нн Кри́стоф Фри́дрих фон Ши́ллер – обязательный автор! Поэт, сочинивший «Оду к радости» и «Счастлив младенец»!

Ода к радости (фрагмент)

Радость, пламя неземное,

Райский дух, слетевший к нам,

Опьянённые тобою,

Мы вошли в твой светлый храм.

Ты сближаешь без усилья

Всех разрозненных враждой,

Там, где ты раскинешь крылья,

Люди — братья меж собой.

Перевёл И. Миримский

Счастлив младенец
Счастлив младенец! ему в колыбели простор бесконечный;
Тесен будет потом мир бесконечный ему.
Перевёл М. Михайлов

Йоунас Хадльгримссон (Исландия, XIX век)

В Исландии Йоунаса Хадльгримссона почитают примерно так же, как у нас почитают Пушкина. Интересно, что он прожил, как и Пушкин, 37 лет, скончавшись 26 мая 1845 года (в день рождения Александра Сергеевича). Как и Пушкин, Йоунас Хадльгримссон издавал литературный журнал, отстаивал и одновременно с этим реформировал родной язык, поддерживал романтизм и реализм, писал не только стихи, но и прозу, сказки, эссе, статьи... Хотя, конечно, исландский темперамент немного другой, нежели русско-африканский, и причиной смерти исландского поэта была болезнь, а не дуэль.

Исландия – земля северной спокойной красоты, внутри которой клокочет вулканическая сила. Эта сила порой прорывается наружу, но покой Исландии неизменно охлаждает и поглощает её. И символично, что угрожающий всему миру вулкан пресловутой «холодной войны» стал резко затихать после встречи Михаила Сергеевича Горбачёва и Рональда Рейгана в 1986 году в Рейкьявике.

 

Привет

 

Весенний ветер южный долгожданный

Рыбацкий парус, волны направляет

На берега, что сердце вспоминает

И воспевает неустанно.

 

С мечтами неразрывно слита,

Ах, юность… Умиротворенье

Долин, холмов… Овей благоволеньем,

О ветер, нежные ланиты!

 

Неси и ты туда весенний цвет,

О певчая и пестрокрылая,

И если ангела увидишь, милую,

Пропой ей от меня привет.

Перевёл Ю. Москалёв.


 

Бьёрнстьерне Бьёрнсон

(Норвегия, XIX-XX вв.)

Попросите своих друзей, знакомых и близких назвать сходу пять стран, имеющих общую границу с Россией, и вы увидите, что редкий из них назовёт Норвегию. И уж тем более не на поверхности наших российских умов имена поэтов этой страны, соседствующей с Мурманской областью. Даже имя их классика, лауреата Нобелевской премии Бьёрнстьерна Бьёрнсона у нас не на слуху, хотя о его творчестве высоко отозвались Лев Толстой и Максим Горький. Друзья, давайте лучше знать наших соседей.

 

В апреле всё прелестно!

В апреле всё прелестно!

Отжившее бессильно,

И новизна обильно

Нисходит, оживленьем

Зовёт к преображенью

Остывший мир чудесный.

 

В апреле всё прелестно!

Проталин, вод сверканье,

Ветров и волн слиянье,

Мечты, цветенье цвета –

Всё приоткрылось лету;

И свет во всём небесный.

Перевёл Ю.Москалёв.


 

Блисс Уильям Кэрмэн

(Канада, США, XIX-XX вв.)

Это подлинный случай, а не выдуманная шутливая история…

В процессе одной экскурсии по Москве экскурсоводу, который увлекательно, перескакивая с темы на тему, рассказывал про богатую на события историю столицы России, один внимательно слушавший канадский турист задал уточняющий вопрос: «Простите, а это событие случилось до того, как коммунисты прогнали Наполеона, или после?» Разумеется, большинство канадцев знают, что Наполеон и революция 1917 года в России – это разные эпохи, но плохое знание нашей истории среди жителей Канады, по всей видимости, не редкость. Но опять же, знают ли россияне историю Канады лучше, чем канадцы нашу? Назовут ли они в массе своей, допустим, имя хотя бы одного классического поэта Канады? Блисс Уильям Кэрмэн – один из классиков канадской поэзии.

Апрельское утро

В апрельской свежести капельной

Зазеленели рощи, нивы.

Склонились шелестом к теченью

Извилистой речушки ивы.

 

А в далях горные вершины,

Сливаясь, споря с небесами,

Сердца питают пилигримов

Великолепными мечтами.

 

И в сумраке лесном бутоны

Значенье жизни раскрывают.

Меня неведомой истомой

До тайников души пленяет.

 

В рассветном небе синешейки –

Лазурно-золотистый хор!

Искрится к синеве сосновой

Смолистый розовый костёр.

 

В саду сестры моей – покой,

Росой сверкают в дуновеньях

Нарциссы жёлтые, зовут,

Как маячки, зари свеченье.

Перевёл Ю. Москалёв.

Райнер Мария Рильке

(Австро-Венгрия, Франция, Швейцария, XIX-XX)

Поэзия великого Рильке, писавшего на немецком, стала по-настоящему русской благодаря Борису Пастернаку и другим выдающимся поэтам-переводчикам. Но не все знают, что его стихи также переводил замечательный литературовед и поэт из Смоленска Вадим Соломонович Баевский, по книгам которого учатся понимать поэзию уже несколько поколений студентов российских филологических факультетов.

Неприметные слова

День ото дня живущие без ласки,

Люблю я неприметные слова.

Я подарю им праздничные краски,

И улыбнутся мне они сперва.

 

Потом всю суть, что тихо затаили,

Раскроют, чтобы каждый видел их;

Они ни разу в песню не входили,

Вступают робко первый раз в мой стих.

Перевёл В. Баевский.

Рабиндранат Тагор (Индия, XIXXX вв.)

Лауреат Нобелевской премии по литературе Рабиндранат Тагор – автор свыше 3 тысяч песен! Его песни как государственные гимны утверждены были сразу в двух странах: в Бангладеше и в Индии. Уникальный случай в истории! У нас же стала очень популярной песня из кинофильма «Вам и не снилось» композитора Алексея Рыбникова, текст которой – переведённое на русский Аделиной Адалис стихотворение Рабиндраната Тагора из книги «Последняя поэма».

Бенгальский язык такой образный и интонационный, что, как не переводи с бенгальского, в точку не попадёшь. Например, слов, означающих Бог, в бенгальском языке несколько десятков. Так что здесь предлагается Вашему вниманию даже не вольный перевод, а русское стихотворение, возникшее под влиянием одной из самых популярных в Индии песен Рабиндраната Тагора «Ананда Локе» («Земля Восторга»).

 

Земля Восторга

 

К земле Восторга и Любви, друзья,

спешите!

Смотрите, Солнце-Благодать –

в зените!

Вселенная – у ваших ног

как танец Света,

Бессмертия. Фонтан весны

и цвета.

Жизнь забурлила, как река,

по мирозданию,

Освобождая сердце

Состраданием!

 

Велимир Хлебников

(Российская империя, РСФСР, XX век)

Каждый русскоязычный всякий раз неизменно и широко улыбается при чтении классического русского стихотворения «О, рассмейтесь, смехачи!», написанного экспериментатором в области словотворчества и зауми, Председателем Земного шара.

 

О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,

О, засмейтесь усмеяльно!

О, рассмешищ надсмеяльных – смех усмейных смехачей!

О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!

Смейево, смейево,

Усмей, осмей, смешики, смешики,

Смеюнчики, смеюнчики.

О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

 

Хендрик Марсман

 (Нидерланды, XX век)

             Что видим мы, размышляющие по-русски, когда думаем о Голландии? Тюльпаны, ветряки, картины Рембранта, Рубенса и Ван Гога, «тотальный» футбол Михелса и Йохана Круиффа, тренеров Гусса Хиддинка и Дика Адвоката и иногда о Петре I вспоминаем, который учился у голландцев кораблестроению. И только узкие специалисты-литературоведы, думая о Голландии, слышат голос классической голландской поэзии, воспевающей благоуханные цветы, пасторальные картины, дали морские и стремление вдаль.  Вполне возможно, что именно голландские поэты где-то как-то и вдохновили голландцев растить и распространять по всему миру тюльпаны, играть в их поэтичный футбол и в эпоху АЭС настаивать на ветряках. 

             Хендрик Марсман – один из самых глубоких голландских классиков поэзии.   

 

 Вспоминая Голландию

В думах о Голландии

вижу реки широкие

вьются, лениво

вливаются в топи, пронзая;

тополей шлейфы от польдеров,

до горизонта;

и забываешься в этих широтах

 равнинных с часовнями, сёлами,

лесом разбросанным,

вязами старых поместий…

Небо же рядом, склонилось,

и в дымке туманной

солнце жемчужное льёт перламутр,

растёт, угасает, белея…

И многозвучного моря дыханье

с тревогой вдали и повсюду…

Перевёл Ю. Москалёв

 

Винисиуш де Мораиш

(Бразилия, XX век)

«Счастье – это росинка,

Что светится нежно в цветке,
А затем вспыхивает и

Нисходит, подобно слезе любви»

Это слова Винисиуш де Мораиш, одного из самых популярных бразильских поэтов, авторов текстов к знаменитым песням. К его творчеству обращались Луи Армстронг, Диззи Гиллеспи, Фрэнк Синатра, Бой Джордж, Шинейд О’Коннор и многие другие, потому что его стихи солнечны, красочны и жизнерадостны,  как бразильский футбол и бразильская природа.

 

Карнавальное утро.

(песня из фильма "Чёрный Орфей")

Как прекрасна заря!

Засверкали цветы,

возрождаются в сердце мечты!

 

Позади карнавал,

пусть вся жизнь промелькнёт –  

пламя этой зари из души не уйдёт!

 

Льётся песня любви,

радость в сердце звучит,

этим утром заря только счастьем горит!

Перевёл Ю.Москалёв.

 

 

Современники

 

Бикшуни Вейсбот

(США, XX-XXI вв.)

Возможно, на других планетах и есть жизнь, но вряд ли там так же много литературных союзов, обществ, объединений и кружков, как на планете Земля. К сожалению, очень часто между этими многочисленными литературными группами стран и народов Земли нет никакого взаимодействия из-за языковых, идеологических, территориальных и других барьеров. И те, кто стремится развивать дружественные связи между писателями разных стран, конечно, достойны подлинного уважения. При штаб-квартире ООН в Нью-Йорке ведёт такую объединяющую работу Общество писателей ООН (UN SRC Society of Writers ). А возглавляет эту литературную организацию американская поэтесса Бикшуни Вейсбот.

Прогулка у озера

Не летний человек я –

милее мне зима, пижама, дом уютный

вот унесёт тебя

чудесным летним светом -

считай, что повезло

ищу прекрасное сегодня:

цвет, откровенье иль наклейку?

(жизнь так хрупка, держитесь за молитвы)

я знаю, я найду. Всегда ведь нахожу

сегодня нет бородатых братьев с их руганью

игривой, как мартышка, малышки нет в пенджаби

сегодня празднество цветов и фруктов

и даже малого сегодня, может быть,

сезон расцвета

томаты в плошках красных, как обветренные лица,

и значит в самой неухоженной и скудной почве

даже хрупкость благоденствует

Перевела В. Ярошинская

Шайвья Божена Рубчинская (Польша)

 Насколько по-разному выглядит мир, когда видишь его своими собственными глазами и когда читаешь прессу и смотришь телевизор. Можно 30 лет, не отрываясь, глядеть из окна своей квартиры на проезжую часть и не увидеть ни одной автомобильной аварии, ни одного пожара, ни одного преступления и тому подобного. Но от журналистов получаешь в основном такие печальные известия. То же самое относится и к отражению взаимоотношений между странами и народами. Мягко говоря, журналисты склонны преувеличивать отрицательные стороны. Например, отношения России и Польши, если верить прессе, – хуже некуда. Но на деле веками и веками Польша и Россия взаимовыгодно сотрудничают во всех сферах. И сегодня российские туристы при посещении Польши получают самый доброжелательный приём от отзывчивых, сердечных людей, а в России Рокоссовский и Дзержинский – глубоко почитаемые исторические деятели, а Анна Герман, Барбара Брыльска (Надежда из кинофильма «Ирония судьбы, или с Лёгким паром») и «Кабачок 13 стульев» – мегазвёзды. По поводу отношений с миром верно замечено, что мир – это зеркало: хмуришься – видишь хмурость, а улыбаешься – улыбку. 

  Но вернёмся к разговору о поэзии. В современной польской литературе Шайвья Божена Рубчинская – из тех поэтесс (а точнее, поэток – если по-польски), у которых свой собственный оригинальный взгляд и голос.

 

Внезапное счастье

 

Внезапное счастье

и танец неба

в томленье обыденности,

в кутерьме супермаркета.

 

Штрихами изящества

на японском пергаменте

золотые журавлики.

Куда вы летите?

 

Новогодний подарок

красоты нежнейшей –

зарницей мелькнувшая

Улыбка Бога.

Перевёл Ю.Москалёв.

 

Ренат Харис

(РФ, Татарстан)

У большинства россиян поэзия Татарстана ассоциируется с  Габдуллой Тукаем и Мусой Джалилем. Но  татарская литература мощно развивалась и после них. Ренат Харис – один из наиболее плодотворных авторов современного Татарстана, лауреат Государственной премии Российской Федерации (2005), лауреат Государственной премии Татарстана им. Г. Тукая.

Стеснительные речушки

Есть речки, что стеснительны, как люди,

они текут, забившись в камыши,

словно боясь, что кто-то наглый будет

лезть в тайны их чувствительной души.

Они бегут вдоль рощи и болота,

стыдясь своей ничтожной мелкоты.

(А, может, просто – не хотят, чтоб кто-то

пугал их птиц и мял ногой цветы...)

С лесной опушки – им поют кукушки.

Для них слагают оды соловьи.

Текут стыдливо мелкие речушки...

Мои родные... Милые мои!..

Перевел Николай Переяслов

Купающаяся ива

Мне шум листвы – как песен переливы,

что славу жизни воздают везде!

Но больше всех чаруют душу ивы,

что моют косы тонкие в воде.

 

Из года в год, как будто

к старшим сестрам,

я приезжаю к ним издалека.

Лишь подойду – и грудь уколет остро

за их судьбу неясная тоска.

 

Они стоят, согнувшись сиротливо,

в преддверье снега, холода и сна –

и тихо плачут... Не сдавайтесь, ивы!

Ещё придёт к вам с песнями весна!

Перевел Николай Переяслов

 

Юрий Казарин

(РФ, Урал)

Интуиция позволяет нам проникнуть к истинному знанию. Но для воплощения знания необходима сила воли. И тем, и другим в достатке одарён Юрий Казарин, автор многих книг, лауреат литературных премий, доктор филологических наук, профессор Екатеринбургского университета, заведующий отделом поэзии журнала «Урал».

На ветер засмотрюсь, на сад, бегущий скопом,

где осень в листопад оглаживает дом.

В эпоху между пеклом и потопом

мы хорошо, душа моя, живём

С утра скрипит от инея фрамуга –

и дышит чернозём, подножий лёд круша.

А ровно в полдень к нам погода с юга

придёт – и улыбается душа.

И дочь моя легко поёт и горько плачет.

И мать моя несёт развешивать бельё.

И в пять минут меня любовь переиначит

на времена безмерные её.

Теперь не уступлю ни пеклу, ни потопу

моей души рабочий монастырь,

мой азиатский дом с воротами в Европу

и огород с простором на Сибирь.

 

Амарсана Улзытуев

(РФ, Бурятия)

Амарсан Улзутыев – известный поэт из Бурятии. Главный редактор журнала «Священный Байкал». Лауреат международного литературного фестиваля «Волошинский Сентябрь» (Коктебель, Крым). Несомненно, его стихотворение «Нобелевская премия» заслуживает Нобелевской премии!

 

Нобелевская премия

Памяти Иосифа Бродского

До слёз трогает обряд скандинавский –

Одаривать деньгами мысли  циолковские,

Помню, в детстве, обычай бурятский –

За то, что я ребёнок, совали целковые.

 

Стоит король шведский с хадаком шелковым

Благодарности человечества и улыбается,

И с ним вся родня его, языками цокая,

Тебе, вечному ребёнку, радуются не нарадуются.

 

Руслан Сидоров

(РФ, Кузбасс)

В одной из статей о стихотворениях Руслана Сидорова было написано так: «В городе Новокузнецке есть поэт. Настоящий. Может, есть и другие настоящие – не может не быть! Но он – точно настоящий. Потому что есть у человека редкий дар – нести свет в мир…» Этот свет навсегда, даже если сам человек покидает мир. Поэт Руслан Сидоров ушёл, оставив нам прекрасные стихотворения от счастья.

***

Как небо глубоко

И как голубооко.

Как локон облака растрепан, одинокий.

В высоком голубом – знакомый голубь.

Он дорог глазу до слезы, до спазма.

В такие дни легко пустует память,

И даже глупость нет ума подумать,

Но только пить глазами это небо,

Что глубоко и в ночь голубооко.

***

Июльским утром выйдешь на крыльцо.

Хоть солнце рыже, но ещё свежо, и

Искрится диамантовой росой

Смарагдом густо налитый крыжовник.

На босу ногу кеды и бегом

Под лай собак соседских до обрыва,

Где омут с родниковым кипятком

Смывает сон и делает счастливым.

И в плеск до плёса, где тепла вода,

И буйство крови в мускулах упругих,

И крошат реку кролем крылья-руки,

И нету сил со счастьем совладать.

 

Из «Журнала ПОэтов»

Хадаа Сендоо

(Монголия)

             Если попытаться коротко охарактеризовать современную Монголию, то в первую очередь приходит слово «миролюбие».  Это миролюбие мы видим и в творчестве Хадаа Сендоо, известного монгольского поэта, лауреата международных премий в Италии, Индии, США, Канаде.  С 2011 г. Хадаа Сендоо работает как основатель, редактор и издатель альманаха мировой поэзии World Poetry Almanac, в который входят поэты всего мира, в том числе и российские.  

 

Детство

Я хотел бы скользить по водной глади, как стрекоза

Я хотел бы петь в большом стоге сена, как кузнечик

Я хотел бы летать и рассыпать пыльцу по цветам под луной, как бабочка

Я хотел бы перелетать по небу, как облако

Я хотел бы грациозно раскачиваться, как деревья вокруг Лунного озера

Я позволю крылу морского ветра вздыматься в моей голове,

Я попрошу пчёл оставить мёд матерям

Я попрошу оленёнка проявиться из полусна

Я разрешу красному птенчику, которого выкормил сам, вылететь в дождливую ночь

Я разрешу стрекозам скользить по водной глади

Перевела с английского Татьяна Бонч-Осмоловская

 

Маунг Сейн Вин

(Бирма, Мьянма)

         Комментировать поэзию – задача не из простых. Комментировать восточную поэзию порой не только не просто,  но и безнадёжно. За многие тысячелетия духовного поиска восточное сердце развило слишком близкие, тонкие, узорные и вместе с тем по-детски простые отношения с Источником и с Его творением.  

             Маунг Сейн Вин  возрождает в бирманский поэзии классический стих. Его стихи настолько популярны, что школьники, сочиняя любовные записки, вставляют в них его строки, часто даже не зная автора.

 

Я никогда не срываю

Нежных бутонов,

Ты видишь, Господи.

Я никогда не разоряю

Цветущие сады,

Ты видишь, Господи.

Я никогда не разрушаю

Пышно-зеленых оград,

Ты видишь, Господи.

Я собираю

Только упавшие соцветья,

Наслаждаюсь

Их нежным ароматом.

И меня же обвиняют,

Утверждая,

Что я – дикарь –

Приношу опустошенье

В мир растений

И ароматов.

Так заступись за меня,

Господь всемогущий.

Перевела с английского Елена Кацюба.

 

Региональная поэзия.

В Российской Федерации 85 субъектов: 22 республики, 9 краёв, 46 областей, 3 города федерального значения, 1 автономная область и 4 автономных округа. В каждом из этих регионов есть Союзы писателей, литературные объединения, клубы авторской песни… Это тысячи людей, создающих литературные произведения. И в сборнике «Стихи от счастья» в качестве примера предлагается маленькая коллекция стихотворений современной поэзии из Смоленска. Смоленщина – край литературный. Отсюда родом ряд очень известных писателей: фантасты Айзик Азимов и Александр Беляев, поэты Александр Твардовский, Михаил Исаковский и Николай Рыленков. Так что небезынтересно, как пишут поэты из этого древнего русского города.

 

Юрий Пашков

Дисциплинированная жизнь – это в большинстве случаев ответ на вопрос «Что делать?» Почётный гражданин Смоленска Юрий Васильевич Пашков с 1980 по 2013 год на общественных началах руководил в Смоленске литературным объединением «Родник». И за эти 30 с лишним лет он ни разу без уважительной причины не пропустил ни одной встречи «Родника». Такое отношение к делу, присущее ему с юных лет, а не только яркий талант, сделало Юрия Васильевича истинно авторитетным литератором. Стихи Юрия Пашкова вошли в известные антологии, а исторический роман «Осада», без преувеличения, – подлинный шедевр, заслуживающий включения в школьные хрестоматии. 

 

Бор под солнцем

Бор под солнцем горячей

И багровей тоже,

Словно он из кирпичей

Прокалённых сложен.

Пышет хвойная теплынь

И велит: рубаху скинь!

 

А ветла над родником

С бодрою заботой,

Как мамаша над сынком,

Затевает что-то:

То ли песенку поёт,

То ли сказку бает –

Жар избыточный собьёт,

Бодрости добавит.

 

Розоватый березняк –

Чистая обитель.

Здесь забудешь, как пустяк,

Все свои обиды.

На поляне постоишь,

Свет и тишь вбирая, –

Всех поймёшь и всех простишь,

Словно в Божьем храме.

 

Владимир Макаренков

Есть забавная история о том, как Аркадий Гайдар учил пионера, подошедшего к нему с вопросом, как стать писателем. Классик советской литературы дал ему бумагу и попросил написать что-нибудь. Пионер написал: «Мы вышли на улицу и отправились пешком в лес». Аркадий Петрович тут же предложил пионеру идти в лес. «Далеко же! Пешком?», – удивился мальчик.  «Пешком, конечно. Ты же написал: “отправились пешком в лес”», – ответил писатель. «Не-е, не хочу больше быть писателем», – сказал в итоге этот пионер. 

Действительно, так нередко бывает, что люди пишут, но реальной жизни не знают и ленятся исследовать её. Председатель Смоленского отделения Союза российских писателей Владимир Макаренков вошёл в литературу на основе реального жизненного опыта. Он работал и на заводе, и в НИИ, и в УФСИН… Он прошёл лес жизни насквозь, и они с солнцем поприветствовали друг друга!

 

Солнечное стихотворение

Слушай! Слышишь, колокольцы?..

Это мартовское солнце!

По весне и свет звенит.

Заливает свет округу

И возносит жизнь по кругу

Прямо в солнечный зенит.

 

Вот везенье, вот веселье!

Звонко льётся свет весенний,

Брызжет радужно в меня.

И сияющий прохожий,

На искристый сноп похожий,

Ошарашен мощью дня.

 

Я лечу лучом к любимой,

К той, которую так зримо –

Просто солнечно – люблю.

Озарю её приветом

И весенним звонким светом

Из ушата оболью!

 

 

Наталья Толбатова

 Бывают поэты-созерцатели, а бывают поэты-общественники, энергично продвигающие литературу в массы. По-моему, активисты важнее наблюдателей. Кто бы знал тихих созерцателей без усилий таких литераторов-общественников, как, например, Николай Некрасов или Евгений Евтушенко... Наталья Толбатова – не только хороший поэт, но и эффективный организатор литературного дела.

 

О счастье

Счастье – оно ведь тихое,

Счастье – оно нешумное,

И не приходит счастье

Просто само по себе.

Ты его шьешь, как платье,

Или, как кофту, вяжешь,

И вышиваешь гладью

Счастье в своей судьбе.

А вот сплеча не надо, –

Глупо и недостойно, –

Счастье – конструкция тонкая,

Очень легко сломать.

Но из деталек мелких        

Пинцетиком да отверточкой

Милые детские пальчики

Счастье могут собрать.

А можно блоками крупными

И по-мужски решительно

С верою в завтра сегодня

Счастья построить дом.

Будет в нём счастье детское,

Женское и мужское,

Будет в нём радость общая,

Её мы Любовью зовём.

 

 

 

Категория: Другое | Добавил: Moskalev (03.01.2017)
Просмотров: 809

Меню

Категории раздела

Поэзия [14]
Проза [2]
Статьи [27]
Другое [26]