Сайт Москалёва Юрия

Понедельник, 17.02.2020, 06:03

Главная » Статьи » Другое

В. Соловьёв
Владимир Соловьёв
(из книги "Три разговора")

"Политик:
... Меня удивляет, что некоторые современные философы трактуют о смысле войны безотносительно ко времени. Имеет ли смысл война? C'est selon (что за шутки, - с французского). Вчера, может быть, имела смысл везде, сегодня имеет смысл только где-нибудь, где еще остались дикари, а завтра не будет иметь смысла нигде. - Замечательно, что параллельно потере своего практического смысла война теряет, хотя и медленно, свой мистический ореол... Посудите сами: вот генерал намедни с торжеством указывал, что все святые у нас если не монахи, то военные. Но я вас спрашиваю: к какой именно исторической эпохе относится вся эта военная святость или святая военщина? Не к той ли самой, когда война действительно была необходимым, спасительным и, если хотите, святым делом? Наши святые воители были все князья киевской и монгольской эпохи, а генерал-лейтенантов или даже генерал-поручиков между ними я что-то не припомню. Что же это значит? Из двух знаменитых военных, при одинаковых личных правах на святость, за одним она признана, за другим - нет. Почему? Почему, я спрашиваю? Александр Невский, бивший ливонцев и шведов в тринадцатом веке, - святой, а Александр Суворов, бивший турков и французов в восемнадцатом, - не святой? Ни в чём, противном святости Суворова упрекнуть нельзя. Он был искренне благочестив, громогласно пел на клиросе и читал с амвона, жизнь вёл безупречную, а юродства его, являются, конечно, не препятствием, а скорее лишним аргументом для его канонизации. Но дело в том, что Александр Невский сражался за национально-политическую будущность своего Отечества, которое, разгромленное уже наполовину с востока, едва ли устояло бы при новом разгроме с запада, - инстинктивный смысл народа понимал жизненную важность положения и дал этому князю самую высокую награду, какую только мог представить, причислив его к святым. Ну а подвиги Суворова, хотя несравненно более значительные в смысле военном, - особенно его Аннибаловский поход через Альпы - не отвечали никакой настоятельной потребности - спасать Россию ему не приходилось, ну, он и остался только военной знаменитостью.

Даша:
- А вот полководцы двенадцатого года, хотя и спасали Россию от Наполеона, однако в святые тоже ведь не попали?

Политик:
- Н-но, спасение России от Наполеона - это патриотическая риторика. Не съел бы он нас, да и не собирался есть. Что мы под конец одолели его - это, разумеется, показало нашу народно-государственную силу и высоко подняло наше национальное самочувствие, но чтобы в 12-м году война вызывалась какой-нибудь настоятельной необходимостью, с этим я никогда не соглашусь! Отлично можно было столковаться с Наполеоном - ну а дразнить его, конечно, нельзя было без большого риска, а хотя риск вышел очень удачен, и конец войны был очень лестным для нашего национального самолюбия, но дальнейшие ее последствия едва ли можно признать действительно полезными. Если два силача ни с того ни с сего подерутся между собою и один одолеет другого не без вреда для обоюдного здоровья, то я хотя и скажу про победителя: "Молодец!" - но необходимость именно такого проявления молодчества останется для меня темною. Слава 12-го года, проявленные тогда национальные доблести остаются при нас, каковы бы ни были причины войны.
"Ещё двенадцатого года была жива святая быль..."
Прекрасно для поэзии: "святая быль"! Но я смотрю на то, что из этой были вышло, и вижу: архимандрита Фотия, Магницкого, Аракчеева, с одной стороны, заговор декабристов - с другой и en somme (в итоге - фр. яз.) тот тридцатилетний режим запоздалого милитаризма, что привёл к севастопольскому погрому..."
Категория: Другое | Добавил: Moskalev (04.11.2010)
Просмотров: 755

Меню

Категории раздела

Поэзия [14]
Проза [2]
Статьи [27]
Другое [26]